На главную
 
 
НовостиМельницыСельхозтехникаОборудованиеПрайс-листКонтакты

Сельхозтехника
Сельхозтехника "АГРОМИР"
- дает снижение затрат и экономию ГСМ на 50-70%!
- это Новое земледелие!
Качество подтверждено!
Школа успеха в земледелии
Программа "Развития АПК"
Главное меню
Новости
Мельницы
Сельхозтехника
Оборудование
Прайс-лист
Контакты

БЕЗУМСТВО ПАХАРЯ

Юлий Семененко, газета  «Сельской жизни», Краснодарский край

...То, что происходит в тече­ние последних шести лет со становым хребтом экономи­ки Краснодарского края - земледелием, - можно без натяжки сравнить с тяжелым недугом, который предпола­гает один исход - летальный. Для кубанцев - это, конечно, отнюдь не новость. Но случи­лось так, что пока шел разгром АПК, прежние руково­дители края ни разу даже не попытались остановить раз­рушительный «демократический» поток. Напротив, они всячески подыгрывали кремлёвским «архитекторам».

ЛОМАТЬ - большого ума и особых затрат не надо. Но как же трудно подниматься с колен, особенно если учесть, что Центр по-прежнему продолжает свою политику удушения села. Новая администрация края напряжен­но ищет выход из тупика, спра­ведливо делая в основном упор на восстановление урожайной си­лы черноземов. Кубанцы, как говорится, и рады бы в рай, да пустой кошелек не пускает. Между тем есть реальный и до­ступный каждому путь подъема растениеводства именно при бедственном состоянии бюдже­та. Речь идет о минимальной и нулевой агротехнике.

 

Для местных хлеборобов - это не какая-то тайна за семью печатями. Край едва ли не каж­дую  весну оказывается в эпи­центре пыльных бурь, сила ко­торых  подхлестывается тради­ционной технологией, базирующейся на применении плуга с отвалами  и  предплужниками. Всем здесь памятно черное лихо 1969 года, не забыть и пыльных бурь, свирепствовавших в сере­дине 70-х годов. А нынче они стали своего рода приметой лжереформ. Скажем, в 1995 и 1996 годах ураганы набрасыва­лись на поля  и сады  Кубани каждый раз в два захода.

Нельзя сказать, что опусто­шительные набеги стихии про­исходят при полном равноду­шии кубанцев. Нет! Когда бури особенно допекали, то обяза­тельно на разных уровнях вспо­минали отечественных корифе­ев рационального земледелия - Мальцева, Бараева, Костычева, Докучаева, Вильямса, обраща­лись к опыту Канады и других стран, давно остановивших «ветровую эрозию». При этом не­пременно разрабатывались мероприятия, проводили инструк­тажи, организовывали экскур­сии. Но все это делалось больше для видимости, чем для дела. И причина не столько в известном консерватизме, присущем всем людям от земли, сколько в том, что здешние учёные и спецы всегда стояли на сформирован­ной ещё пращурами точке зре­ния - Кубани без отвального плуга никак нельзя!

Зато за кадром оставались не менее полновесные «перлы» дедовской технологии - колоссальный перерасход живого и овеществленного труда в виде горюче - смазочных материалов, запчастей, зарплаты, износа тех­ники. Почти не бралось в расчет нараставшее ухудшение биохимических свойств почвы. Плуг ведь действует не в одиночку, а со шлейфом машин. Например, чтобы посеять озимые по ози­мым (по принятой тут системе полупара), полагается вначале убрать солому и задисковать стерню, затем провести мелкую вспашку в агрегате с боронами, после этого прокультивировать поле и потом опять испахать его, но уже на несколько большую глубину. Заключается весь ком­плекс работ предпосевной куль­тивацией и севом, за которым следует прикатывание. На зяб­левом поле забот тоже хоть от­бавляй! Это и лущевка стерни, и глубокая или обычная вспашка, и осеннее выравнивание полей, и одно - два весенних боронова­ния и столько же культивации. Какая уж тут структура почвы! Она, почва, распыляется в прах.

Много лет подряд ежегодно наведываюсь к Михаилу Ивано­вичу Клепикову и Владимиру Яковлевичу Первицкому. И не только для того, чтобы посове­товаться с прославленными хле­боробами, сверить с ними свои мысли. Почти каждый раз (в по­следние - окаянные - годы это стало реже) обнаруживаю у них поучительные и интересные технологические новинки. Ча­ще всего они касаются проблем снижения энергопотребления и уменьшения, разорительных для кармана и природы механичес­ких обработок. Это - разнооб­разная компоновка комбиниро­ванных агрегатов, позволяющая за один проход выполнять не­сколько агроприёмов, безотвальные и плоскорезные ору­дия. Почти все они, кстати ска­зать, изготовлены на месте.

Каждый такой механизм работает в щадящем режиме, требует минимума усилий на крюке. Любопытно наблюдать, например, за плоскорезами. Как деликатно обращаются они с землей! Мощное орудие только приподнимает обраба­тываемый слой, который по­том сам раскалывается на кус­ки вдоль пор, оставляемых корнями отмерших растений.

Частый гость у нестареющих патриархов кубанского земледе­лия, конечно, не только я. Сколько было экскурсантов из различных уголков края у того же Клепикова? Не счесть! И все непременно восхищались уви­денным и услышанным. Но, положа руку на сердце, много ли сейчас у него настоящих последователей? Их можно перечесть по пальцам одной руки!  

Или взять поездки за рубеж, например в Канаду, которая много десятилетий назад, вдо­воль наглотавшись черных бурь, первой на планете покончила с «безумством пахаря»! Подобных до крайности дорогостоящих ви­зитов тоже было немало, к чему «приложил руку» генеральный директор кубанской ассоциации «Ассоя» А.В. Подобедов, всеми силами старающийся вывести растениеводство житницы Рос­сии на современный уровень.

В одной из таких учебно-предпринимательских групп довелось побывать за океаном и мне. То было на излете лета 1995 года. В Канаде, которую за  сходство климата и почв нередко именуют «заморской сестрой России», поразило многоё. Почвы тут куда беднее наших, а вот урожайность двух ведущих культур - сои и кукурузы - в два, а то и в три раза выше, чем у нас. Почему?

Захожу на поля одного, дру­гого, третьего, десятого ферме­ра - это в восточной провинции страны. И везде чувствую слегка пружинящую мягкую почву под ногами.   Пружинящую,   хотя   в этой части Канады плодород­ный слой тонок, словно поло­сочка масла на бутерброде. Причем он представлен в ос­новном суглинками и супесями. А подстилающие породы и но­вее хуже не придумаешь - монолитный камень да щебень. И только кое-где встречаются гли­на и песок. Откуда же тот «пух»? Оказывается, все дело в пере­превших и неразложившихся пожнивных   остатках.   Это  - обязательный элемент приня­той здесь почвосберегающей, малозатратной агротехники.

Уже не одно десятилетие ка­надцы не убирают пожнивных остатков. Во время жатвы ком­байны   измельчают  солому   и разбрасывают по полям. С уб­ранной кукурузой поступают по нашим меркам и вовсе «неци­вилизованно». Стебли в лучшем случае измельчают или же про­сто пригибают к земле. Но чаше всего совсем их не трогают. Так бодылка и стоит всю осень и зи­му до следующей посевной, со­бирая влагу и задерживая ветер. И, надо сказать, с этой ролью, стебли справляются отлично!

 

Ну, а потом-то что же? Да ничего особенного! Весной фер­меры пускают по полю диско­вый лущильник или плоскорез с приспособлением для внесения удобрений. Потом следует сев. Но и эта технология, называемая минимальной (поверхностной), уходит в прошлое - большинство фермеров обходятся без вся­кой обработки, ограничиваясь одной сеялкой, на которую навешивают агрегаты для внесения туков или гербицидов. Сеялка, понятное дело, не такая, как у нас. Это мощное, многопрофильное, высокопроизводительное орудие. Она и удобное ложе для семян делает, укладывая их, точно на заданное расстояние друг от друга и от поверхности земли, и надежно укрывает буду­щие растения, и уплотняет рядок сверху. Так что всходы появля­ются быстро и практически не выдуваются ветром. Производи­тельность сеялки впечатляет, с ее помощью фермер без особой на­пряги за день засевает по сотне и более гектаров.

Это же какое облегчение для земли и для бюджета хозяина! Но кто из многочисленных руководителей районов и хо­зяйств, а также главных спецов, побывав в заокеанском вояже, применяет виденное и слышан­ное у себя? Я таких не знаю! Как не знаю и тех, кто, не забираясь «за опытом» столь далеко, а по­бывав у своих земляков-новато­ров, с пользой для дела взялся бы работать с землей по-новому. Я имею в виду не только Клепи­кова, Первицкого. Десятилетия действуют два стационара по бе­зотвальной обработке почвы со специальными севооборотами в опытном хозяйстве Северо-Кавказского филиала ВИМа под Армавиром. Последние годы блестящих результатов в исполь­зовании минимальной и нуле­вой обработки почвы добился коллектив ТОО «Предгорье Кавказа», что в станице Смо­ленской Северского района. Хорошо помню, каким сла­бым и бесперспективным казалось мне это хозяйство в перест­роечное время, когда сюда при­шел нынешний его руководи­тель Валерий Андреевич Небавский. Казалось, «Предгорью» уготована судьба многих десят­ков других хозяйств, развалив­шихся на мелкие, еще более слабые и нежизнеспособные фермерские «владения». Но вдруг товарищество обрело вто­рое дыхание, заняло непривыч­ное для себя место среди лиде­ров АПК края. Перебрав разные варианты, коллектив остано­вился на том, к чему, собствен­но, и призваны хозяйства, на рациональном использовании земли как основе всех богатств. Мы скрупулезно проана­лизировали вес плюсы и мину­сы общепринятой агротехники и решительно отказались от нее, ибо она в нынешних условиях - прямая дорога к банкротству. Прежде, конечно, так остро этот вопрос не стоял. Ведь колхозы и совхозы благоденствовали в раз­ливанном море нефтепродук­тов, которые к тому же стоили копейки. А еще тогда вполне хватало техники и запчастей, и сверх того государство регулярно погашало долги, более или менее своевременно выделяло почти ничего не стоившие хо­зяйствам кредиты. Вот в те годы в нас и въелась привычка не считать деньги, постоянно уповать на Москву, жить сегодняш­ним днём. Сейчас иные време­на. Приходится надеяться в ос­новном только на себя, каждо­дневно экономить на всем, - рассказывает Валерий Андрее­вич, подкрепляя свои доводы красноречивыми цифрами.

В былые времена годовой расход дизельного топлива пре­вышал 1000 тонн. Потом, по мере перехода сначала на мини­мальную, а затем на нулевую обработку, затраты дорогостоя­щего горючего неуклонно пош­ли вниз: 1991 год - 674 тонны, 1992 - 566, 1993 - 475, 1994 - 442, 1995 - 416, и в прошлом году они уменьшились до 329,9 тонны. То есть в три с га­ком раза за пятилетие! Стало быть, годовая экономия превы­сила один миллиард рублей!

А вот сравнительные данные по эффективности возделывания ведущих сельхозкультур. Они доказывают преимущества ресурсо - и почвосберегающей технологии, даже в условиях сильной засухи, которая отмеча­лась на Кубани в последние два года. Общие затраты на подго­товку почвы и сев озимой пше­ницы а расчете на один гектар в «Предгорье» составили в 1996 году по классической агротех­нике 164900 рублей, по мини­мальной  - 107380 и по нуле­вой - 9200 рублей! Полученная экономия с лихвой окупила при­менение современных дорогих, но зато исключительно эффек­тивных, быстро и полностью разлагающихся гербицидов.

А как выглядит применяе­мая в товариществе агротехника на фоне всего района, который продолжает отдавать дань плугу? Возьмем урожайность озимой пшеницы. 1993 год: район - 29 центнеров, хозяйство - 50,4; 1994 год: соответственно - 31,6 и 33,1; 1995 год - 23,4 и 29,3; 1996 год - 20,4 и 39 цент­неров с гектара. Ну, а себестои­мость зерна в хозяйстве неиз­менно оказывается в полтора - два раза ниже.

Поле однозначно голосует за щадящую, малозатратную агро­технику. Поэтому в станице Смоленской уверенно расширя­ют границы «нулевки», хотя она и так уже стала здесь основной. Нелишне также заметить, что одновременно с решительной отставкой отвального плуга коллектив товарищества двукратно уменьшил норму высева семян зерновых и масличных культур. Это тоже благотворно сказалось на урожайности и экономике. Изменились и сами севооборо­ты. Теперь в хозяйстве возделывают вместо доброго десятка всего лишь пять групп культур - колосовые, кукурузу, подсолнеч­ник, сою и многолетние травы. Это тоже не пустая дань запад­ной моде. Благодаря более узкой специализации хлеборобы стали работать с землей профессио­нальнее. Опять же уменьшились удельные затраты, снизились не­производительные расходы, со­кратилась потребность в техни­ке. Кстати, в лучшую сторону из­менилась и структура самого машинотракторного парка.

В последние годы в Смолен­скую зачастили экскурсии. При­езжие вроде бы, внимательно смотрят, сравнивают, ахают и... продолжают ехать по старой, наезженной колее. Ну, сколько же можно при почти пустом кармане тратить деньги, губить землю, отравлять воздух, до срока спроваживать на тот свет кормиль­цев - механизаторов, не знав­ших отдыха ни зимой, ни летом?

Задаю эти непростые  вопросы Н.Н. Романенко, недавно подавшему в отставку с поста председателя разваливавшегося на глазах у всех ТОО «Новодмитриевское» того же Северского района. Добрый пример-то ря­дом, достаточно только перешаг­нуть межу, разделяющую оба хо­зяйства! Кажется, давно бы уж пора от словесных одобрений перейти к делу. Ан, нет! Новодмитриевцы продолжают пахать и культивировать. Неужели их не смущают, стыдно сказать, 10-12 процентные урожаи зер­новых и подсолнечника, полное безденежье и подступившая к са­мому порогу угроза банкротства?

- Нет у нас денег для покуп­ки импортной техники, - с яв­ным раздражением изрек Рома­ненко в последнюю нашу с ним встречу, тем самым поставив крест на возможности выхода хозяйства из тупика. - Нужен первоначальный капитал...

И лишь сейчас, после смены власти в крае, появилась надеж­да, что, очевидно, кризис в ку­банском земледелии наконец - то будет преодолен. Возможности для этого есть.

 

Наверх
НовостиМельницыСельхозтехникаОборудованиеПрайс-листКонтакты
 
Алтайский Завод Сельскохозяйственного Машиностроения
Все права защищены @ 2002 - 2006
Разработка сайта - Интернет Агентство Desite
Rambler's Top100 melnica.biz
Алтайский край, г. Барнаул, ул. Малахова, 161
(3852) 46-29-01, 46-29-20
Email: info@http://mailmood.ru
Написать письмо ПоискНа главную English version